А В Т О Ю Р И С Т
                  Лев Воропаев



 тел.: (351) 27-88-33-7    e-mail: help@vserazrulim.ru

                             8-902-602-88-33 
Меню

НАШИ ПОБЕДЫ


Вернули через Верховный суд РФ
права после ДТП,в результате которого,
был причинен вред здоровью
(ст.12.24  КоАП РФ)




Законно вернули права за управление
в состоянии опьянения
(ст.12.8 ч. 1 КоАП РФ)


В
ернули права
за отказ от
м
едицинского
освидетельствования
(ч.1 ст.12.26 КоАП РФ)
Вернули ранее уплаченный
штраф. Ждать окончания срока
лишения и сдавать экзамен в
ГИБДД на знание ПДД РФ –
не придется


Вернули права
за оставление места
ДТП
(ст. 12.27 КоАП РФ)


Мы выигрываем по
всей России

(ч.4 ст.12.15 КоАП РФ)
Решение Верховного Суда
Республики Крым






Главная » 2018 » Июль » 11 » «Все доказательства проигнорированы»
 
«Все доказательства проигнорированы»
Москвич пытается оспорить решение суда, которым он признан виновным в ДТП с участием автомобиля полиции. По словам Тенгиза Григолии, он соблюдал ПДД, в то время как полицейский выехал на перекрёсток на запрещающий сигнал светофора, по встречной полосе и без включённой сирены. Слова водителя подтверждает запись с видеорегистратора, однако суд встал на сторону сотрудников МВД.
 

Ранним утром 24 сентября 2017 года на пересечении Нахимовского проспекта и Новочерёмушкинской улицы произошло ДТП. Машина полиции Lada Largus, в которой находились двое сотрудников и пассажир, врезалась в Honda CR-V, которым управлял Тенгиз Григолия.

«Наш автомобиль Honda CR-V был протаранен слева машиной ОМВД по р-ну Котловка, — рассказала RT супруга водителя Оксана Григолия, которая находилась на переднем пассажирском кресле. — Полицейские ехали на красный свет по встречке с выключенной сиреной. Кроме того, управлявший машиной полицейский Игорь Исхаков вместо того, чтобы попытаться затормозить, ускорился. Мы ехали на мигающий зелёный сигнал светофора».

В результате удара в иномарке сработали все подушки безопасности, что уберегло водителя и пассажира от травм. Находившиеся в полицейском авто получили травмы и были госпитализированы.

Спустя месяц после ДТП инспектор ДПС ГИБДД УВД по ЮЗАО лейтенант Чистяков вынес определение о невиновности водителя Lada.

«Нас об этом никто не уведомил, — вспоминает Оксана Григолия. — Более того, после этого в течение трёх месяцев продолжались дознавательные процедуры, назначались экспертизы».

В феврале 2018 года в ГИБДД Тенгизу Григолии вручили постановление об административном правонарушении и признании его виновным в аварии. По версии ГИБДД, Григолия нарушил пункт 6.14 ПДД, выехав на перекрёсток на запрещающий жёлтый сигнал светофора, хотя мог заблаговременно затормозить. 

При этом в экспертизе, которую по заказу ГИБДД проводил Экспертно-криминалистический центр МВД России по Москве (есть в распоряжении RT), нет ответа на вопрос, имел ли водитель иномарки возможность остановиться перед светофором, не применяя экстренное торможении. Этот вопрос попросту не ставился перед экспертом.  

 

Запрещённый жёлтый 

 

Материалы административного дела были переданы в Гагаринский районный суд Москвы.

Полицейские в суде заявили, что находившаяся в салоне женщина была в состоянии алкогольного опьянения и за несколько секунд до столкновения стала хватать водителя за лицо, мешая управлять автомобилем. При этом водитель Lada Игорь Исхаков уточнял, что выехал на встречную полосу сознательно, поскольку выполнял неотложное служебное задание.

По его словам, он вместе с коллегой лейтенантом Тарасовым занимался сбором доказательств по делу об изнасиловании и должен был отвезти гражданку Ярошенко в наркологическую больницу для сдачи анализов.

Полицейский уверяет, что вышестоящее начальство приказало им за три часа сделать все освидетельствования и получить биологический материал, поэтому они и решили проехать перекрёсток на красный сигнал светофора с включёнными проблесковыми маячками и сиреной.

При этом пассажир полицейского авто на суде заявила, что звука включённых спецсигналов не слышала.

«Зато их якобы слышали свидетели, которые находились за сотню метров от места аварии. Например, водитель троллейбуса, который был в 500—700 метрах от места происшествия, — говорит RT Оксана Григолия. — Показания других свидетелей в нашу пользу либо переиначивали, либо не учитывали вовсе».

Мне мнению Григолии, виновен в дорожном инциденте исключительно полицейский. Показания мужчины о том, что автомобиль Lada ехал без звуковой сирены, а сам он выезжал на перекрёсток, не нарушая ПДД, подтверждает запись с видеорегистратора. На записи отчётливо видно, что автомобиль выезжает на перекрёсток в тот момент, когда мигающий зелёный сигнал светофора сменяется жёлтым. ПДД (п. 6.14) в этом случае предписывает водителю продолжать движение, если нет возможности остановиться перед светофором, не прибегая при этом к экстренному торможению. Судя по видео, водитель Honda не мог остановиться перед стоп-линией, даже применив экстренное торможение. Включённой сирены на полицейском авто на видеозаписи не слышно.

В суде Григолия представил результат независимой экспертизы, проведённой в «Мади-ТестАвто». Эксперт пришёл к выводу, что водитель Lada нарушил ряд требований ПДД, что и привело к аварии, в то время как водитель Honda от ПДД не отступал и не имел возможности затормозить перед светофором.

Суд приобщил экспертизу к материалам дела, однако отнёсся к ней критически, поскольку она противоречит другим материалам дела, а эксперт не был предупреждён об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

«На суде свидетели путались в показаниях, просили запретить делать аудиозапись заседаний. Все доказательства в мою защиту — видео с городских камер и видеорегистратора, показания тех, кто присутствовал при ДТП — были полностью проигнорированы и заменены на подложные», — сетует Тенгиз Григолия.

Шанс на оправдание

Гагаринский районный суд признал Григолию виновным в проезде на запрещающий жёлтый сигнал светофора и приговорил мужчину к лишению водительских прав сроком на один год.

29 мая москвич подал апелляцию в Мосгорсуд. «На первом заседании суд отклонил ходатайство о проведении новой экспертизы, так что шансы доказать свою невиновность крайне малы», — говорит он.

Адвокат Лев Воропаев поясняет, что в случае, когда водитель проезжает на жёлтый сигнал светофора и попадает в ДТП, он сам должен доказать, что возможности затормозить не было.

«Практика такова, что водитель должен убедить суд, что мог остановиться в такой ситуации, только применив экстренное торможение, либо вообще не мог, — отмечает в беседе с RT Воропаев. — Если экспертиза, которую проводит ГИБДД, говорит об обратном, можно ходатайствовать о проведении ещё одной судебной экспертизы. Однако суды, как правило, отказывают в этом. Что касается действий водителя автомобиля со спецсигналами, то тут надо понимать, что если включён только световой сигнал, то водитель спецтранспорта может отступать от ПДД, однако преимущество проезда у него появляется только, если включена ещё и сирена. Поэтому, если нет убедительных доказательств, что автомобиль полиции двигался со включённой сиреной, нужно писать заявление в ГИБДД и требовать возбуждения дела в отношении правоохранителя». 

Видео и оригинал материала: https://russian.rt.com/russia/article/535334-moskvich-dtp-policeiskie

Мы в СМИ


Автоюрист в Челябинске. Законный возврат прав, помощь при ДТП, споры со страховыми компаниями
Конструктор сайтов - uCoz