А В Т О Ю Р И С Т
                  Лев Воропаев



 тел.: (351) 27-88-33-7    e-mail: help@vserazrulim.ru

                             8-902-602-88-33 
Меню

НАШИ ПОБЕДЫ


Вернули через Верховный суд РФ
права после ДТП,в результате которого,
был причинен вред здоровью
(ст.12.24  КоАП РФ)




Законно вернули права
в окружном
военном суде
за управление
в состоянии опьянения
(ст.12.8 ч. 1 КоАП РФ)


Законно вернули права за управление
в состоянии опьянения
(ст.12.8 ч. 1 КоАП РФ)


В
ернули права
за отказ от
м
едицинского
освидетельствования
(ч.1 ст.12.26 КоАП РФ)
Вернули ранее уплаченный
штраф. Ждать окончания срока
лишения и сдавать экзамен в
ГИБДД на знание ПДД РФ –
не придется


Вернули права
за оставление места
ДТП
(ст. 12.27 КоАП РФ)


Мы выигрываем по
всей России

(ч.4 ст.12.15 КоАП РФ)
Решение Верховного Суда
Республики Крым






Главная » 2020 » Октябрь » 19 » «По ПДД виноват водитель, по-человечески — оба»: эксперты — о гибели ребенка в ДТП у «Орбиты»
 
«По ПДД виноват водитель, по-человечески — оба»: эксперты — о гибели ребенка в ДТП у «Орбиты»

«По ПДД виноват водитель, по-человечески — оба»: эксперты — о гибели ребенка в ДТП у «Орбиты»

Пожарная машина сбила мальчика на самокате

Ребенок скончался в машине скорой помощи

Ребенок скончался в машине скорой помощи

В Архангельске пожарный автомобиль насмерть сбил мальчика. У пешеходов горел зеленый свет, мальчик переезжал дорогу на самокате, а КАМАЗ поворачивал направо с Ломоносова на Воскресенскую. Ребенок скончался в карете скорой помощи. На месте его гибели появился стихийный мемориал. Мы попросили экспертов прокомментировать ситуацию.

Автоэксперт Алексей Буторин рассказал, что этот участок достаточно аварийный — поток машин там большой. Автоюрист Лев Воропаев считает, что в данном случае виноват водитель пожарного автомобиля.

— Я так понимаю, водитель пожарной машины ехал без спецсигнала. О чем тут разговаривать — вина однозначно водителя пожарного автомобиля, потому что при повороте он должен уступить дорогу пешеходам, переходящим дорогу по регулируемому переходу. Там же светофор, все на зеленый свет шли, мальчик ехал на самокате. Он не предоставил преимущества и сбил ребенка, — сказал Лев Воропаев.

С такими выводами согласен и автоэксперт Алексей Буторин.

— Тут можно много спорить, кто прав, кто виноват, но фактически у пешеходов горел разрешающий сигнал, как я понял, люди уже готовы были начать переходить проезжую часть по пешеходному переходу. Соответственно, мальчик на самокате то ли раньше светофора поехал, то ли слишком быстро, то ли электросамокат у него, что он разогнался. Фактически КАМАЗ начал совершать правый разворот и мальчика он не видел. Мальчик залез ровно под колесо машины, получается, при повороте он был в слепой зоне. Водитель посмотрел, что светофор включился, пешеходы еще стоят, и решил проехать побыстрее, то же самое решил и мальчик, — рассказал Алексей Буторин.

Лев Воропаев рассказал, что пешеход должен был убедиться в безопасности перехода улицы, но слишком сложно будет доказать, что мальчик этого не сделал.

— А по обстоятельствам, по-моему, спора никакого нет — водитель поворачивал направо, пешеходы шли на разрешающий сигнал, он обязан был уступать. Спора никакого нет, тут даже техническую экспертизу не надо никакую проводить. Хоть пункт 4.5 и обязывает пешехода при начале движения через пешеходный переход убедиться в безопасности своего движения, обычно закрывают глаза, потому что доказать, что мальчик не убедился, — нереально, — сказал Лев Воропаев.

Алексей Буторин рассказал, что мальчик был слишком неосторожен при переходе улицы.

— Пешеходы должны перед началом перехода убедиться в безопасности перехода, чтобы сохранить свою жизнь, хоть переход и дает им преимущественное право перед водителями, но и обязывает убедиться в безопасности. Водители должны уступить, но и ты тоже думай о своей жизни. Мальчик нарушил правила, что не убедился в безопасности перехода, он должен был спешиться с самоката. Ну а водитель не уступил дорогу пешеходу, пользующемуся преимущественным правом движения. Получается, что по ПДД больше виноват водитель КАМАЗа, потому что пешеход — незащищенное лицо, автомобиль — источник повышенной опасности, пешеход не может никак себя спасти от автомобиля. По-человечески — виноваты оба, — сказал Алексей Буторин.

По словам Воропаева, если бы ребенок отделался испугом или небольшими ушибами, то водитель мог бы получить административную статью и лишиться прав.

— Раз ребенок умер, то однозначно 264-я статья УК РФ. Там от ограничения свободы до реального срока. Если он впервые привлекается, то обычно дается ограничение свободы. Я думаю, у него никаких отягчающих нет, дадут, скорее всего, не самое жесткое наказание по 264-й, — считает Лев Воропаев.

Даже если бы пожарный автомобиль ехал со спецсигналом, то, скорее всего, вина всё равно лежала бы на водителе, считает Лев Воропаев:

— Если бы он ехал со спецсигналом и со звуковым, то пешеходы должны были не начинать переходить дорогу и уступить автомобилю. Но на водителя спецтранспорта, который выполняет неотложное служебное задание, возложена обязанность убедиться, что ему уступают дорогу. Вопрос с ребенком, я думаю, был бы однозначно открыт, и, скорее всего, всё равно вина водителя была бы с большой долей вероятности доказана, потому что водитель не убедился, что ему не уступают дорогу. Но так как в уголовном праве учитывается вина и второго участника, потерпевшего, то здесь это могло сыграть как смягчающее обстоятельство, но, я думаю, вина всё равно была бы на водителе пожарной машины.

Оригинал материала: https://29.ru/text/incidents/69505417/

 

 

 

Мы в СМИ


Автоюрист в Челябинске. Законный возврат прав, помощь при ДТП, споры со страховыми компаниями