г. Челябинск,
пр. Ленина 83,
ул. 40 л. Победы 5
8-902-602-88-33
Режим работы:
с 9.00 - 21.00 без выходных
settings_phone Обратный звонок

"Время не лечит и не учит с этим жить"

За первые девять месяцев прошлого года в России зарегистрировано около 100 тысяч дорожно-транспортных происшествия, в результате которых погибло около 10 тысяч человек. Россия пока сильно опережает страны Западной Европы по числу погибших в автоавариях, каждый год в стране фиксируется немало резонансных случаев с многочисленными жертвами и неоднозначными судебными приговорами.

Би-би-си рассказывает, как смертельные ДТП разрушают жизни родственников погибших, и объясняет, как проблемы с инфраструктурой и законодательством способствуют росту числа аварий.

"Я так и не справился с этим горем, время не лечит и не учит с этим жить, - рассказывает Роман Шимко, потерявший в ДТП своего сына. - После того случая мой отец заболел раком, с женой я развелся два года назад".

Гибель шестилетнего Алеши Шимко в подмосковной Балашихе стала одной из самых громких и обсуждаемых аварий последних лет. 23 апреля 2017 году мальчик шел с детской площадки к своему подъезду вместе с дедушкой и попал под колеса автомобиля Hyundai Solaris, за рулем которого была 31-летняя Ольга Алисова.

Свидетели позднее рассказывали о страшных подробностях аварии: по их словам, Алисова переехала ребенка передними и задними колесами, протащила его по дороге около 10 метров и остановилась только после громких криков очевидцев.

"Наверное, до этого случая у меня не было цели в жизни, были обычные вещи: рост, семья, работа. А потом у меня появилась цель - наказать виновных. И сегодня я этим живу", - признается Роман Шимко. Сейчас он работает в Росгвардии.

Через несколько месяцев после аварии родители мальчика получили заключение судмедэкспертов, которое потрясло. Согласно выводам специалистов, в крови ребенка было обнаружено около 2,7 промилле алкоголя, то есть количество, примерно равное двум рюмкам водки.

Новость об обнаружении алкоголя в крови шестилетнего ребенка быстро разлетелась по СМИ и вызвала волну возмущения в обществе, а семья мальчика потребовала провести повторную экспертизу. В результате расследования выяснилось, что алкоголь в крови мальчика оказался по вине судмедэксперта Михаила Клеймёнова - тот неправильно взял образцы крови.

Сам Клеймёнов в ток-шоу на федеральном телеканале осенью 2017 года утверждал, что никакой ошибки во время экспертизы быть не могло. "Я своими руками брал кровь у мальчика, опечатывал ее и отправлял в лабораторию. Никаких фальсификаций не было", - говорил он.

В итоге против судмедэксперта возбудили уголовное дело по статье "Халатность" и в мае 2019 года приговорили к 10 месяцам исправительных работ.

Виновница ДТП Ольга Алисова в ноябре 2017 года была приговорена к трем годам колонии-поселения с лишением права управления транспортными средствами на два с половиной года. Согласно выводам следствия, она превысила скорость.

В ноябре 2019 года Алисова вышла на свободу, однако скандалы вокруг ДТП с Алешей Шимко на этом не закончились. Роман Шимко рассказывает, что адвокаты Алисовой организовали группу в соцсетях, где утверждалось, что она невиновна, а в его адрес звучали оскорбления.

Би-би-си нашла эту группу в соцсети "ВКонтакте". В ней состоит около 120 участников, а в одном из постов отмечается, что она создавалась "не с целью опорочить потерпевшего, а с целью не дать ему опорочить обвиняемую".

"Мы вычислили всех участников этой группы, хотя они писали под вымышленными именами. Я их навещал и посещал их лично, после чего они обещали больше так не делать, испугавшись наказания", - говорит Шимко.

Отец погибшего мальчика говорит, что хотя все время ощущал поддержку своей позиции, в том числе со стороны некоторых чиновников и знаменитостей, это мало помогает ему.

"Это знаете, как утопающий, который тонет посреди реки, а люди стоят на берегу и кричат: "Мы с тобой, мы с тобой!" - признается он.

Роман говорит, что Ольга Алисова постепенно выплачивает ему компенсацию в 2,5 млн рублей, назначенную судом. Однако он по-прежнему считает приговор слишком мягким.

Шимко и Алисова дважды участвовали в ток-шоу на федеральных телеканалах. В обеих передачах Ольга и ее родственники утверждали, что Роман вторгается в их личную жизнь и угрожает им.

В одной из телепрограмм Ольгу попросили дать показания на детекторе лжи: женщина говорила, что не употребляла алкоголь и наркотики перед тем, как села за руль, но аппарат показал, что она якобы врет. После этого Роман набросился на Ольгу и повалил ее на пол, а та в ответ пообещала написать на него заявление в полицию.

"Вообще, ДТП со смертельным исходом - это как узаконенное убийство. Получается, если мне не понравился человек, то я могу сесть за руль, задавить человека и получить условный срок или заплатить компенсацию", - рассуждает Роман.

Роман Шимко собирается преследовать дальше и судмедэксперта Клеймёнова - против того он готовит новый судебный иск. "Он вышел сухим из воды, но он должен быть наказан по закону, должен понести настоящее наказание", - утверждает он.

С самой Ольгой Алисовой Би-би-си связаться не удалось. Ее подруга сказала, что сейчас виновница скандальной аварии не хочет общаться с журналистами, сестра Алисовой на вопросы Би-би-си не ответила.

Плохие дороги и недостатки в законах

Несмотря на то, что в России, согласно статистике, в последние годы стали лучше водить, уровень аварийности со смертельным исходом на российских дорогах остается высоким - примерно каждое одиннадцатое ДТП приводит к гибели человека, говорится в недавнем докладе МВД.

По данным Всемирного банка, в начале 2000-х годов Россия была одним из мировых лидеров по числу смертельных ДТП, однако с 2014 года началось резкое сокращение смертности на дорогах, а в последние годы в России гибнет меньше людей на 100 тысяч населения, чем в Индии, Китае и даже США. При этом Россия все еще сильно опережает по смертности страны Западной Европы - Францию, Британию и Германию.

Обеспокоенность в связи с большим числом жертв ДТП осенью высказывал и президент Владимир Путин. На встрече с вице-премьером Маратом Хуснуллиным в октябре он призывал активнее работать над снижением смертности на дорогах. "Мы не можем на дорогах терять столько людей, как при военных действиях", - подчеркивал Путин.

Наказания за аварии и нарушение ПДД в России в последние годы не раз ужесточались. Например, в 2019 году власти ужесточили ответственность для виновников ДТП, скрывшихся с места преступления: если в ДТП погибли два и более человека, то водителю грозит лишение свободы на срок от четырех до девяти лет с лишением права занимать определенную должность на срок до трех лет.

В декабре 2021 года Госдума одобрила законопроект об ужесточении наказания для лихачей - "тех, кто намеренно превышает скоростной режим или выезжает на полосу встречного движения": теперь им может грозить тюрьма на срок до двух лет и лишение права занимать определенную должность на срок до трех лет. 30 декабря это законопроект подписал Владимир Путин.

Однако одна из проблем состоит в том, что власти недостаточно жестко наказывают водителей за административные правонарушения, считает автоюрист Лев Воропаев.

"Если бы у нас гражданин всегда нес ответственность за превышение скорости или за несвоевременную оплату штрафов, то у нас уголовных преступлений стало бы гораздо меньше. Ведь у многих пойманных на серьезных ДТП находят сотни неоплаченных штрафов. Вся проблема, как я считаю, - в уходе от ответственности по более мелким правонарушениям", - объясняет он.

Часто причиной аварий, в которых гибнут пешеходы, становится незнание или несоблюдение правил дорожного движения водителями. Согласно статистике МВД, с января по сентябрь 2021 года было зарегистрировано почти 24 тысячи наездов на пешеходов, в которых погибли 2374 человека. Две трети наездов на пешеходов произошли из-за нарушений, допущенных водителями, сообщает ведомство.

При этом виновниками ДТП нередко становятся и пешеходы, и привлечь их к ответственности в современных условиях практически невозможно, сетуют эксперты.

"Вся наша судебная практика повернута в защиту прав пешеходов. В подавляющем большинстве случаев пешеход прав в любой дорожно-транспортной ситуации. Пешеходов крайне редко штрафуют за нарушение правил, и эту практику нужно систематизировать", - предлагает Лев Воропаев.

"Оштрафовать пешехода может только сотрудник ГИБДД, а их у нас на дорогах становится все меньше и больше становиться уже не будет", - отмечает главный редактор журнала "За рулём" Максим Кадаков.

Еще одна причина большого числа ДТП в России - плохое состояние дорог во многих городах и поселках страны.

"У нас значительная доля аварий происходит по причине отвратительного состояния дорог. Нет разметки, дороги ночью плохо освещаются. При таких дорогах нулевой смертности достичь просто невозможно", - говорит Кадаков.

На статистику по авариям негативно влияют и лакуны в законодательстве, в результате которых виновники серьезных преступлений зачастую уходят от ответственности.

"У нас все равны перед законом, но некоторые оказываются "равнее". Например, у нас нет жесткого наказания для тех, кто демонстративно нарушает правила и плюет на законы, а потом еще и показывает все это в соцсетях. И таких случаев становится все больше", - рассуждает Кадаков.

Отсидел за другого

"Когда я находился в заключении, было очень тяжело осознавать, что настоящий преступник где-то гуляет и проживет свою жизнь с друзьями и близкими, а ты находишься здесь, вдали от дома, - рассказывает житель Саратова Максим Митенков. - Были такие моменты, когда ничего не хотелось делать, просто хотелось, чтобы этот ад быстрее закончился и все".

В июне 2020 года Митенков вышел на свободу. В тюрьму Максим попал за ночное ДТП на одной из улиц Саратова - в той аварии погибла его девушка, ехавшая с ним в одной машине. Из трех лет колонии он отсидел полтора, после чего был освобожден по УДО. После тюрьмы Митенков вернулся на работу в саратовское кафе, где трудился до заключения. Однако он понимает, что отбытый срок теперь может помешать ему в дальнейшем.

"Я вернулся на прежнюю работу, потому что меня там все знали. Я хотел устроиться на другую работу, но теперь это проблематично - служба безопасности уже не пропускает. Я понимаю, что, например, в банк у меня устроиться уже не получится в связи со статьей" - говорит он.

Авария произошла в ночь на 6 ноября 2016 года на пересечении проспекта 50 лет Октября и улицы Технической в Саратове. В автомобиль ВАЗ-21110, за рулем которого был Митенков, на большой скорости врезался Daewoo Kalos, которым управлял Денис Загородных. Рядом с Максимом в машине сидела его подруга Ирина Кощакова, которой в день аварии исполнилось 22 года. В результате ДТП она погибла.

На полицейскими кадрах, снятых вскоре после аварии, видно, как у Загородных берут тест на алкоголь, и алкотестер показывает 0.84 промилле (при допустимых 0.16). Там также запечатлено, как полицейские изымают у него сверток с неким "растительным веществом".

В ходе расследования было проведено пять экспертиз, в том числе две независимые экспертизы в разных регионах страны, писали местные СМИ. Обе независимые экспертизы и одна "системная" показали, что автомобиль Daewoo ехал по встречной полосе, однако заказанная следствием повторная экспертиза опровергла эти выводы. Все экспертизы также подтверждали, что Загородных ехал с превышением скорости.

"Сначала следствие явно шло в мою пользу, - вспоминает Митенков. - Следователь не раз успокаивал меня и клятвенно обещал мне, что засадит настоящего виновника, но потом он почему-то резко поменял свое отношение".

Би-би-си направила запрос в Саратовское управление СКР с просьбой прояснить обстоятельства расследования.

Дело Митенкова приобрело широкий резонанс - его и родителей Ирины Кощаковой начали приглашать в ток-шоу на федеральные телеканалы, где они пытались доказать невиновность Максима. При этом Денис Загородных от общения с прессой уклоняется и за все пять лет после аварии не дал ни одного интервью или комментария журналистам. Би-би-си с ним связаться также не удалось.

Виновным в ДТП признали Митенкова, который, согласно выводам следствия, нарушил правила и должен был уступить дорогу автомобилю Daewoo. Загородных отделался штрафом и лишением прав на 1,5 года.

Адвокаты Митенкова пытались обжаловать вердикт, но безуспешно.

"Дело было довольно громкое, и в тюрьме все про него уже знали, - говорит Максим. - Я устроился на работу в столовую. Ко мне относились достаточно хорошо, шли на уступки, разрешали видеться с родителями. Осужденные ко мне тоже относились нормально. Но все равно пребывание в тюрьме - это просто пустая трата времени, это потеря года жизни".

Проблемы возникли и у брата Максима, который хотел устроиться в ФСБ и уже прошел необходимые испытания. Работу он в итоге не получил, как считают братья, из-за злополучного приговора.

Спустя полтора года после своего освобождения Митенков признается, что не хочет добиваться пересмотра дела и доказывать, что виновником аварии был пьяный лихач.

"Я все это испытал на своей шкуре, и доверия к этой системе у меня больше нет, - рассказывает он. - Я понимаю, что если сейчас что-нибудь пойдет не так, то меня, не дай бог, опять упекут. Лучше я просто поживу как человек".

Пьянство за рулем

Согласно статистике МВД, за первые 9 месяцев текущего года каждое девятое ДТП (11,3%) произошло с участием пьяных водителей. Водители, находившиеся в состоянии опьянения, стали виновниками в 9 из 10 ДТП (92,1%), в которых участвовали.

"В целом у нас кривая смертности идет вниз: за последние 10 лет смертность на дорогах сократилась вдвое. Но при этом за этот же период практически не менялось количество смертей и покалеченных людей в пьяных авариях", - говорит Максим Кадаков.

По его мнению, наказание за пьянство за рулем необходимо ужесточать.

"Если пьяный за рулем везет человека в машине, то это должно быть отягчающим обстоятельством, а если в автомобиле находятся дети - то еще более отягчающим обстоятельством. Ответственность должна быть предельно жесткой, вплоть до пожизненного лишения прав", - считает эксперт.

Автоюрист Лев Воропаев придерживается другого мнения: он полагает, что наказание за пьяную езду в России стало вполне адекватным после недавних ужесточений.

В июне 2019 года были утверждены поправки в уголовный кодекс, которые ужесточали уголовную ответственность за ДТП со смертельным исходом, совершенные по вине нетрезвых водителей. Согласно обновленным нормам, если пьяный водитель устроил аварию и причинил тяжкий вред здоровью другого человека, ему может грозить от трех до семи лет лишения свободы (ранее максимальный срок составлял четыре года).

"У нас постоянно ужесточают наказание в этой категории преступлений. Но чтобы пресечь саму возможность сесть за руль, нужны не высокие штрафы и сроки - нужно изымать транспортные средства, чтобы человек просто не мог воспользоваться машиной. Но по этому направлению никто почему-то пока не хочет идти", - говорит эксперт.

Трагедия на перекрестке

Вечером 18 июня 2018 года москвич Евгений Львов решил позвонить с работы своей беременной супруге, чтобы узнать, как прошел прием у врача.

"Я знал, когда она должна была приехать домой, и позвонил ей, но никто не отвечал. После шестого или седьмого звонка я понял, что произошло что-то неладное, и позвонил своей теще, которая тоже ничего не знала. Затем поступил звонок из экстренных служб, и мне сказали, что моя жена поступила в Боткинскую больницу и лежит в реанимации", - вспоминает Евгений.

В тот день 28-летняя Наталья Львова возвращалась домой из женской консультации. Женщина была на девятом месяце беременности, роды должны были начаться уже в ближайшие недели или даже дни. По пути домой Наталья остановилась на перекрестке на улице Верхняя Масловка и стала дожидаться зеленого сигнала светофора, чтобы перейти дорогу. В этот момент автомобиль BMW пронесся по улице на большой скорости и выехал на тротуар.

Врачи боролись за жизнь Натальи шесть дней, однако спасти ее не удалось. Девочка, которая вот-вот должна была появиться на свет, тоже скончалась.

О своих эмоциях в тот день Евгений предпочитает не рассказывать. "Есть такие вопросы, на которые я даже не знаю, что ответить", - сдержанно говорит он.

Водитель BMW скрылся с места преступления сразу после ДТП. Его задержали только через неделю после аварии - им оказался 32-летний сотрудник Московского финансово-промышленного университета "Синергия" Михаил Исаханов, у которого за год, как выяснило следствие, было около 50 административных правонарушений.

Дело изначально было заведено по статье "Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств", но после смерти Натальи его переквалифицировали на более тяжкую статью. Позднее экспертиза обнаружила в крови Исаханова следы наркотиков, и дело было снова переквалифицировано.

Сам Исаханов своей вины не признавал и на суде утверждал, что такое происшествие "могло случиться с каждым". "Вы так описываете меня, но это могло случиться с каждым. "Хачик на BMW!" А эта BMW стоила 400 тысяч рублей, она 2004 года. У этого "хачика" четыре высших образования, ни одно из которых не куплено. Я не этот сатана и гад, которого вы описываете", - возмущался Исаханов на первом судебном заседании, обращаясь к журналистам.

"Он не хотел признавать вину, - говорит Евгений. - На суде он повторял, что виноват только в том, что оказался за рулем этой машины в этот момент, и его подрезала другая машина. Я хорошо запомнил эти его слова".

Вину водителя удалось установить, в том числе благодаря отзывчивости свидетелей ДТП, которые охотно давали показания.

"Мы развешивали объявления, в которых просили свидетелей откликнуться. И люди звонили мне, присылали фотографии, которые я показывал следователю. Одна женщина поливала цветы, все видела и снимала на телефон, кто-то ехал на машине и сделал видеозапись, еще один человек видел ДТП из кафе. Все эти люди приходили на суд и давали показания", - рассказывает Евгений.

Еще одна женщина, пострадавшая в результате этого же ДТП, - Варвара Бойко - также подтвердила следствию показания ряда свидетелей о том, что BMW под управлением Исаханова "летел на красный сигнал светофора".

Точка в деле была поставлена в августе 2019 года, когда Савеловский районный суд Москвы приговорил Исаханова к шести годам колонии общего режима. В своем последнем слове осужденный сказал, что раскаивается в происшедшем, однако продолжал настаивать на том, что ДТП произошло по вине водителя другого автомобиля, который его якобы подрезал.

Евгений Львов говорит, что в целом работой следствия удовлетворен, однако водитель мог бы получить и более суровое наказание, если бы ему предъявили обвинения в смерти нерожденного ребенка.

"В той аварии погиб и мой ребенок, а Россия не признает прав нерожденных детей, и убийство плода не является предметом судебных разбирательств. Мы пытались доказать, в том числе и с примерами из мировой практики, что это был живой человек, но, к сожалению, у нас ничего не получилось", - говорит он.

Оригинал материала: https://www.bbc.com/russian/features-59827477

24.01.2022