пр. Ленина 83,
ул. 40 л. Победы 5
8-902-602-88-33
Режим работы:
пн-пт с 9-21, сб-вс с 12-18
settings_phone Обратный звонок

«Зеленый еще 12 секунд горел»

Разбираем спорное ДТП и пытаемся понять, кто так лихо ездит по Челябинску

Вчера, 5 мая, на пересечении Комсомольского и Свердловского проспектов столкнулись Hyundai Elantra и служебный Volvo полка ДПС Челябинской области: последний сопровождал кортеж из трех автомобилей. Hyundai ехал на разрешающий сигнал, однако на полицейской машине горели проблесковые маячки, и была сирена: последнее обстоятельство нам подтвердили сотрудники трех разных организаций, чьи офисы расположены вблизи перекрестка. Тем не менее водитель Hyundai Рустам считает, что попытки ГИБДД возложить на него всю полноту ответственности несправедливы. Отдельный вопрос в этой истории: чей всё-таки был кортеж и что за срочность заставила его двигаться в столь опасной (пусть даже законной) манере?

Найти прямых очевидцев ДТП нам пока не удалось, равно как нет и других видеозаписей: если вы располагаете таковой, свяжитесь с редакций через форму контактов ниже. Сотрудники расположенных рядом магазинов говорят, что сирена была слышна достаточно отчетливо.

— У меня первая мысль была: полиция гонится за преступниками, а потом — бах, удар: ну, думаю, поймали, — рассказала менеджер одного из салонов на Свердловском проспекте.

Наличие звукового сигнала является принципиальным моментом. Включенный проблесковый маячок позволяет спецмашине, выполняющей неотложное задание, отступать от ряда пунктов ПДД, однако не дает приоритета. Он появляется только при включении сирены. При этом пункт 3.1 ПДД обязывает водителей спецмашин убеждаться, что им уступают дорогу, перед тем, как воспользоваться правом приоритетного проезда.

«Увидел, когда тормозить уже поздно»

Водитель Hyundai Рустам рассказывает следующее:

— Я ехал по Комсомольскому проспекту прямо, скорость была 60 км/час, на светофоре горел зеленый еще 12 секунд. Сирены я не слышал, а увидеть кортеж не мог из-за двух рядов машин, поворачивающих налево. Я заметил полицейскую машину только уже при въезде на пересечение, тормозить уже не успевал. Даже по тормозному пути видно, что скорость не была большой, я остановился почти сразу.

Водитель Hyundai категорически не согласен со своей виной

В ГИБДД Рустаму выдали протокол: ему вменяют нарушение пункта 3.2 ПДД, обязывающего уступать дорогу водителям спецмашин, которые едут с включенным проблесковым маячком и звуковым сигналом. За это предусмотрена ответственность по части 2 статьи 12.17 КоАП, которая может быть весьма суровой: штраф 3–5 тысяч рублей или лишение прав на срок до 1 года. Свою вину Рустам категорически отрицает:

— Я по какой-то причине не слышал сирены, и никаких признаков того, что я не могу ехать через перекресток, не было. Водитель полицейской машины показался, когда я уже не имел возможности остановиться. Я после аварии вышел и сразу им сказал: вы что, не могли посмотреть, что там машина едет? А они твердят, что я обязан был уступать, — рассказывает он.

Вечером Рустам почувствовал боли в руке и плече и обратился в больницу, однако говорит, что справку о травмах ему не выдали, сославшись на поздний час обращения.

Кто так ездит?

Установить, чей кортеж так лихо ездит по Челябинску, мы пока не смогли. В пресс-службе губернатора заявили, что это не был кортеж главы региона, кроме того, Алексей Текслер в принципе не перемещается по городу в сопровождении ГИБДД. Не относятся машины и к правительственному автопарку Челябинской области. Эту же информацию подтвердили в ГИБДД, однако назвать участников кортежа отказались, сославшись на служебную тайну. Интересно, что в воскресенье, 5 мая, не было официальных визитов высокопоставленных лиц в Челябинск, поэтому пока вопрос о том, кто ехал в машинах кортежа и в чём была срочность, остается открытым.

На глаз сложно определить машины кортежа. Замыкающая — это, вероятно, Mercedes-Benz G или GL. Первая машина — Audi A8 или BMW 7-го класса

В областном ГИБДД в ответ на наш запрос подчеркнули, что их водитель ехал с соблюдением действующих правил, включив сирену и проблесковый маячок и снизив скорость перед перекрестком. Глава ГУ МВД по Челябинской области Михаил Скоков распорядился назначить служебную проверку по данному инциденту. На завтра, 7 мая, назначен разбор данного ДТП в Госавтоинспекции.

«Суды всё чаще встают на сторону водителей»

Автоюрист Лев Воропаев считает, что для водителя Hyundai еще не всё потеряно.

— На уровне ГИБДД с большой вероятностью его признают виновником данной аварии, причем тот факт, что он не видел и не слышал спецсигналы, обычно не учитываются ни судами, ни ГИБДД: позиция там такая, что, если водитель не может убедиться в отсутствии угрозы, он должен двигаться медленно, чтобы полностью контролировать ситуацию, — объясняет юрист. — Однако гражданские суды при решении вопроса о компенсации ущерба стали чаще вставать на сторону водителей обычных машин, поскольку у спецавтомобиля также есть обязанность убедиться, что ему уступают дорогу.

Примерно в 30% таких аварий суды делят ущерб в пропорции 50:50.

ЛЕВ ВОРОПАЕВ, АВТОЮРИСТ

То есть даже в лучшем для водителя Hyundai случае он не будет избавлен от материальной ответственности полностью.

Имел ли кортеж право на сопровождение?

Интересен и другой вопрос: а чем вообще регламентируется езда кортежей? Например, машины спецназначения (скорая, пожарная, полиция) могут использовать сирену и маячки только при выполнении неотложного служебного задания, что фиксируется в диспетчерских службах и может быть проверено. А как проверить, куда неслась важная персона, если не раскрывается даже информация о том, кто это был?

— С точки зрения буквы закона, я думаю, что неотложным служебным заданием в данном случае и является сопровождение машин кортежа, — рассказывает Лев Воропаев. — Сама возможность езды с сопровождением предусмотрена ПДД, при этом машины такого кортежа также имеют право приоритетного проезда, если сопровождающая их машина полиции включила маячки и сирены: это прописано в главе 3 ПДД. Что касается перечня транспортных средств, которые могут использовать полицейские машины сопровождения, то лет 10–15 назад этим сильно злоупотребляли, в том числе в Челябинской области. С тех пор в вопросе отчасти навели порядок: у ФСО есть регламенты и правила, которые определяют, кому и когда положено сопровождение. Думаю, они составлены исходя из вопросов безопасности чиновников того или иного уровня. В этих правилах, например, указано, что сопровождение в начале и в конце колонны необходимо, если число сопровождаемых машин превышает десять, а в данном случае достаточно было одной машины во главе колонны. И при разборе таких ДТП обычно не поднимают вопросы, кто, куда и зачем ехал в таком кортеже.

Оригинал материала: https://74.ru/text/auto/2024/05/06/73543046/?utm_source=ok&utm_medium=social&utm_campaign=74

15.07.2024